С Б О Р Н И К

Кулинария, Народная медицина, Здоровье

Замена артерии

Автор admin Опубликовано: Февраль - 22 - 2013

Ян Владин

Найти замену вышедшему из строя кровеносному сосуду пытались еще много веков назад. Раненным в схватке с врагом воинам вставляли на место поврежденных сосудов трубочки из сло­новой кости серебряные, золотые… Ра­неные мужественно переносили опера­ции, эффект которых был столь недол­говременным, что порой к страдальцу не успевали привести священника, как он уходил в мир иной. Это естественно: слишком несовершенными были и мето­ды и материалы. Однако неудачи не приостановили попытки найти замену поврежденным сосудам. Экспериментаторы старались установить, будет ли нормально фун­кционировать сосуд свиньи, пересажен­ный собаке, можно ли веной заменить артерию, как поведет себя сосуд, пере­саженный от одного человека другому. Это было уже в нашем, двадцатом веке.

 

Все большее внимание специалистов привлекала проблема пластики сосудов и главный ее вопрос: что может стать эквивалентом человеческого сосуда? Аспирантка кафедры оперативной хирургии 1-го Московского медицинско­го института Наталья Борисовна Добро­ва занялась изучением этого вопроса в 1955 году. Почти одновременно с Добро­вой к поискам материала для искус­ственных сосудов приступил Лев Ва­лерьевич Лебедев, хирург Военно­медицинской академии имени С. М. Кирова. Забегая вперед, скажу, что и Н. Б. Доброва и Л. В. Лебедев, несмотря на трудности, довели многолетний науч­ный поиск до первого большого успеха. Конечно, на разных стадиях работы им оказывали всестороннюю помощь и под­держку другие специалисты. Созданные лауреатами образцы синтетических со­судов были внедрены в производство и, качественно не уступая лучшим зару­бежным образцам, оказались в несколь­ко раз дешевле.

Приступив к решению проблемы вплотную, медики поняли, что невоз­можно обойтись без помощи текстиль­щиков. Лев Львович Плоткин, инженер ле­нинградского производственного тек­стильно- галантерейного объединения «Север», был не первым, кому они предлагали сотрудничество. Но одним дело казалось слишком трудоемким,  другие же просто не верили в его успех. Лев Львович Плоткин первым из тек­стильщиков «заболел» сосудистой хи­рургией. Огромную организационную и инже­нерную помощь оказали делу генераль­ный директор объединения «Север» Ольга Федотовна Михайлова, а также бывший генеральный директор Ленин­градского государственного промыш­ленного хозрасчетного объединения трикотажной пром ышленности, канди­дат технических наук Владимир Нико­лаевич Филатов.

Так родился творческий союз меди­ков и текстильщиков, приобретший впоследствии многочисленных сторон­ников.

 

Прежде чем приступить к изготовле­нию сосудов, требовалось найти биоло­гически и химически инертный матери­ал, который не будет разрушаться под воздействие химических реакций, неп­рерывно протекающих в организме, Спо­собен выдерживать высокие механиче­ские нагрузки, быть эластичным, так как любой из участков сосуда претерпе­вает ежечасно, ежесуточно тысячи кратковременных деформаций. И вот на испытательные стенды по­ступил капрон. Но он не прошел провер­ки на прочность. Следом за ним были забракованы плексиглас, нейлон и дру­гие материалы. После многочисленных опытов и проверок исследователи пришли к  выводу, что наиболее отвеча­ют предъявляемым требованиям лавсан и фторлон. Следующей задачей было определе­ние оптимальной пористости стенок со­суда.

Делать искусственный сосуд со­вершенно непроницаемым нельзя: ткань, первоначально нарастающая на внутренних стенках, обязательно долж­на иметь выход на наружную повер­хность, чтобы впоследствии образовать прочный кровеносный сосуд. Но и слиш­ком пористыми стенки тоже не могут быть: в этом случае неизбежны большие кровопотери во время операции и в послеоперационном периоде. Долгие, упорные поиски — и вот опти­мальная величина пористости стенок сосудов различного диаметра опреде­лена. Теперь предстояло наладить и освоить серийный промышленный вы­пуск искусственных кроовеносных сосудов. А для этого требовались специаль­ные ткацкие станки и плетельные маши­ны.

 

Под  руководством Л. Л. Плоткина началось создание совершенно нового оборудования. Были сконструированы и изготовлены уникальная плетельная машина, не имеющая равных в мире, ткацкий станок с программным управле­нием для производства тканых сосудов и станок для гофрировки сосудов. Экспериментальный цех, возглавля­емый Л. Л. Плоткиным, ныне ежегодно выпускает десятки тысяч синтетиче­ских сосудов. И не только сосудов. С успехом осваиваются и применяются  в клинической практике и другие изде­лия, созданные группой лауреатов: про­тезы для восстановления проходимости пищевода, баллонные зонды для уда­ления эмболов и тромбов из артерии и аорты, отсасывающий плетеный дренаж. Этот же цех выпускает высококаче­ственные лавсановые нити десяти номе­ров, лавсановые сухожилия и связки.

В разработке этих изделий активное уча­стие принимали доктора медицинских наук Павел Иванович Буренин и Илья Аронович Мовшович, заведующие лабо­раториями Центрального научно- исследовательского института травма­тологии и ортопедии имени Н. Н. При­орова.

Сегодня операции по замене артерий эквивалентами из полимеров стали при­вычными. Но научный поиск не прекра­тился. Напротив. Ученые ищут метод, который позволит сделать процесс вжи­вания искусственного сосуда полностью управляемым; пока, к сожалению, здесь еще подстерегают неприятные неожи­данности. Возможно, придется искать новое синтетическое волокно, возмож­но, просто покрытие для уже существу­ющих материалов, обладающее тромбо­резистентными (противосвертывающими) свойствами, возможно… Время покажет. На главную страницу

 

 

 

 

рассказать друзьям и получить подарок
Получайте новые статьи прямо себе на почту. Заполните форму. Нажмите кнопку "Получать статьи"
Ваш e-mail: *
Ваше имя: *

Share this post for your friends:
Friend me:

Написать комментарий