С Б О Р Н И К

Кулинария, Народная медицина, Здоровье

Духовные импотенты

Автор admin Опубликовано: Январь - 30 - 2013

Журнал «Здоровье» № 6, 1976 г.

А. А. Портнов — профессор

Пьянством некоторые считают при­страстие к алкоголю, которое вредно сказывается на здоровье. Это, конечно, так, но, в то же время, это очень суженное, я бы сказал, снисходитель­ное определение порока. На самом-то деле пьянство — нечто более масштаб­ное и оттого более опасное и омерзи­тельное. Оно затрагивает интересы не

только самого пьющего, но и окружа­ющих его людей, оно — зло социальное.

Наиболее распространенная форма бытового пьянства — застольная встре­ча с вином «по поводу». По поводу праздника, свадьбы, премии, защиты диплома, дня рождения…

Есть тысяча и один способ гостепри­имно встретить друзей и знакомых.

Можно заранее продумать план за­стольной беседы, репертуар самоде­ятельных выступлений и магнитофон­ных записей, заботясь о том, чтобы вечер был для всех интересным. Подчас для этой цели приглашают, нет, не «свадебного генерала», а интересного, чем-нибудь примечательного человека. Хозяйка нарядно сервирует стол, не упускает из виду ни одну деталь, обяза­тельно учитывает, кому и с кем сидеть рядом. Словом, все делается для того, чтобы люди почувствовали прелесть духовного общения, красоту и чистоту человеческих отношений, увидели, ус­лышали много нового, интересного.

 

Вино, закуска, ей же ей, при такого рода застолье не будут играть опреде­ляющей роли, а один-два бокала легко­го вина дополнят атмосферу празднич­ности. Но, к сожалению, есть еще немало любителей иных застольных встреч. Они тоже готовятся к приему гостей, но в угоду лишь чисто плотским интересам загружают стол едой и морем разливан­ным крепких спиртных напитков (пить, так уж пить!). Здесь культ чревоугодия и винопития. Тосты сменяются с исключитель­ной скоростью, всех быстро охватывает пьяное обалдение, все говорят одновре­менно, стараясь перекричать друг друга, следят только за тем, чтобы сосед не пропустил очередную рюмку.

- Иван хорош — он пьет. Сергей что-то того, пропускает, не наш чело­век, —  вот мерка, которой в пьяной ком­пании оценивается нравственный уро­вень собутыльника. Заметьте: не брата, не товарища, не желанного гостя, а собутыльника. Я взял два крайних примера, между которыми непрерывная шкала перехо­дов. Но согласитесь: они не надуманы.

Пьянство как ложный символ друж­бы на самом-то деле быстро становится формой своеобразного бездумного па­нибратства и сообщничества, которое куда как на руку всякого рода ловка­чам, пронырам и бесцеремонным карь­еристам. Иной раз приходится слышать о ком- либо: он, мол, знает, с кем пить.

 

Спа­ивая «нужного» человека, такой хозяин разведывает, скажем, служебную ситу­ацию, узнает ближайшие планы началь­ника и, если есть в этом личная корысть, не преминет подсказать нужный ход, предложить, например, свою кандида­туру на вакантное место.

А гостя распирает от самодоволь­ства, подогреваемого вином и притор­ной лестью, он воображает себя эдаким удельным князьком, которому все нипо­чем, все дозволено.

На другой день, протрезвившись, та­кой князек чувствует себя очень сквер­но. И не только физически, но и мораль­но. Пьяница не всегда может припом­нить все из того, что было с ним в момент хмельной трапезы.

Часто он не знает, как оказался дома, кто его прово­жал, не помнит, что в алкогольном экстазе разбил графин, испачкал диван, назойливо «ухаживал» за дочерью или женой хозяина, пел непристойные пес­ни, рассказывал скабрезные истории и выбалтывал служебные тайны. Эти провалы памяти, обрывки непри­ятных воспоминаний обычно пугают пьяниц и подчас служат главным источ­ником плохого, даже тревожного на­строения после выпивки. Но вот, как ни в чем не бывало «нужному» человеку звонят.

- Как самочувствие? Доволен ли ты (уже, обратите внимание, звучит пани­братское «ты»)? Как спалось? Сообщничество состоялось.

 

О предо­судительном поведении накануне за столом  — ни слова. Как после этого в чем-либо отказать новому другу? И, глядишь, наш гостеприимный хозяин до­бился того, к чему стремился. Разве не доводилось вам с удивлени­ем узнавать, что человек посредствен­ный, даже тупой вдруг поднимается на одну ступеньку вверх? Здесь нередко проглядывает благодарность за щедрое угощение, сказывается результат за­стольного сообщничества. Но пьянство не только сообщниче­ство: это, если хотите, расширенное предательство. Систематически напи­вающийся выбывает из строя как де­ятель, как муж, сын или отец.

Самых близких людей, с которыми живет под одной крышей, пьяница предает ради низменных потребностей, удовлетворя­ющихся со случайными собутыльника­ми. Сколько добрых, благородных, лю­бящих сердец прислушиваются в страхе к ночным шагам на лестничной клетке! Дети не спят, мать в тревоге. Ведь нет дома главы семьи. Что с ним? Не попал ли под автомашину? Не стал ли жертвой какого-нибудь несчастья?

И вот «глава» на карачках ввалива­ется через порог. Он способен только мычать, изрыгать пьяные выкрики, бра­ниться, а порой даже бить и крушить. Зачем, спрашивается, нужен такой муж, такой глава семейства? Чему он научит своих детей?

И дело здесь не только в дурном педагогическом приме­ре (куда уж тут!) и не в губительном действии алкоголя на здоровье (какое уж тут здоровье!). Пьяница бессмыслен­но тратит свою жизнь, забывая, что она принадлежит не только ему, а обществу, в котором он живет, семье. Подчас приходится удивляться, поче­му человек, находящийся в абсолютно благоприятном положении, имеющий хо­рошую, преданную жену и прелестных детишек, столь жестоко, предательски поступает с собой и своими близкими. Дело в том, что большая часть пьяниц — это люди с очень низким уров­нем общественных интересов.

 

Это ме­щане, для которых главное — потреби­тельство, а не высокие идеалы. И пить они начинают только потому, что для этого не надо ни ума, ни характера, ни возвышенных интересов, ни мужествен­ности. Люди же, отличающиеся боль­шим чувством долга перед обществом и близкими, конечно, никогда не станут пьяницами. Но, позвольте, скажет читатель, раз­ве среди «нормальных» интеллигентных людей не встречаются пьяницы? Встре­чаются, дорогой читатель, встречаются! Однако таких людей я бы не измерял мерой интеллигентности.

 

Интеллигент — это человек интел­лекта, разума, высоких общественных идеалов, нравственных и физических достоинств, а не лицо, имеющее в кар­мане диплом об окончании высшего учебного заведения. Многие пьяницы, хвастливо называ­ющие себя интеллигентами, просто- напросто безвольные и ленивые духов­ные импотенты. После первой профес­сиональной удачи, которая ни о чем еще не говорит, хотя и отмечает определен­ные способности, они перестают дви­гаться вперед, отстают от сверстников и товарищей, начинают брюзжать на не­справедливое к себе отношение.

И пьют они, видите ли, с горя. Не ясно ли, что это всего лишь уловка? Не верьте такому человеку; он во всем виноват сам, и причина пьян­ства — его собственная лень, его соб­ственная слабохарактерность. Естественно, что со временем пьян­ство приводит к алкоголизму  —  хрони­ческой наркомании, которая оконча­тельно закрепляет и усиливает все от­рицательные черты личности пьяницы. Таким образом, пьянство — это не просто злоупотребление вином, это зло­употребление здоровьем, гражданскими идеалами, человечностью окружающих людей. На главную страницу

 

рассказать друзьям и получить подарок
Получайте новые статьи прямо себе на почту. Заполните форму. Нажмите кнопку "Получать статьи"
Ваш e-mail: *
Ваше имя: *

Share this post for your friends:
Friend me:

Написать комментарий