С Б О Р Н И К

Кулинария, Народная медицина, Здоровье

Не вредите себе

Автор admin Опубликовано: Апрель - 17 - 2013

Журнал «Здоровье» № 7, 1977 г.

Н. М. Мухарлямов — професор

Сердечно-сосудистые заболевания чаще всего подкрадываются к человеку незаметно.

И трудно порой винить больного в том, что он поздно пришел к  врачу. Тем более обидно, когда не лечатся те, у кого болезнь удалось распознать в самом начале. О наиболее распространенных ошибках наших пациентов, о том, что мешает нам, врачам, успешнее бороться с недугами,

мне и хотелось бы рассказать. Может быть, это поможет кому-нибудь избежать ошибок, предупредить  развитие болезни.

О тех, кто не хочет лечиться.

Как известно, профилактические осмотры  все увереннее  входят  в нашу жизнь. Квалифицированные специалисты внимательно обследу­ют самые различные категории лю­дей — рабочих, служащих, учащихся. Выявляют больных в ранней стадии заболевания, своевременно направ­ляют их на лечение. Что может быть лучше, гуманнее такой профилакти­ческой тактики? Но странная  вещь, многие из тех, у кого были обнаружены отклонения  в состоянии сердечно-сосудистой си­стемы, не хотят лечиться. Причины самые разные и подчас неожи­данные. Одни негативно относятся к ле­карствам,  другим не хватает време­ни, чтобы посетить врача. Но быва­ет, что человек не верит в то, что он болен.

 

- Чувствую себя здоровым, сов­мещаю работу, учебу, занятия спор­том. И в кино и в театр успеваю сходить. Не записывайте меня  в ин­валиды! — Так нередко реагируют молодые люди на настоятельную рекомендацию врача изменить ре­жим жизни. А у такого парня обнару­живается либо довольно стойкое по­вышение артериального давле­ния -  артериальная гипертония, — либо начальная стадия ишемической болезни сердца. Почему же он не чувствует себя больным? Когда у человека повыша­ется артериальное давление, всту­пают в действие защитные механиз­мы организма. Перестраивается ра­бота сердца, увеличивается мышеч­ная масса и сила левого желудочка. И чем крепче сердце, чем  лучше оно работает, тем дольше человек не ощущает, что болен. Вследствие то­го, что у некоторых людей порог чувствительности нервной системы бывает низким, у них не возникает никаких неприятных ощущений в связи с повышением артериального давления. Имеет значение и эластичность сосудов. Чем они эластичнее, тем легче приспосабливаются к повы­шенному давлению.

Надо сказать, что саморегуляция сосудов столь со­вершенна, что кровоснабжение жизненно важных органов долго не нарушается. Но болезнь незаметно прогрессирует. Рано или поздно на­ступает время, когда адаптационные возможности организма исчерпыва­ются и человек начинает понимать, что он болен. Теперь он приходит к врачу, но болезнь запущена, одной только нормализацией режима жизни — тру­да, отдыха, питания — уже не помо­жешь. И врач вынужден направить больного в стационар. Лечение про­водится длительно, курсы приходит­ся повторять. Какие же возможности не исполь­зовал больной, не придя к врачу после профилактического осмотра? Самую главную возможность — ле­читься без лекарств. Что я имею в виду? В самом начале заболевания достаточно было придерживаться рационального режима жизни, и бо­лезнь бы удалось приостановить. Тогда  адаптационные механизмы ор­ганизма работали бы не на защиту от болезни, а на предупреждение ее развития.

 

Активный режим и лекарства.

Насколько велики резервы и воз­можности нашего организма, я хочу продемонстрировать на примере ишемической болезни сердца (ИБС). Этот диагноз обязывает человека обязательно носить с собой сосудо­расширяющее лекарство (валидол, нитроглицерин, сустак), которое надо срочно принять, если возникает боль в сердце. Но только  ли лекарство способно помочь таким больным? В момент приступа — да! А в другое время? И  лекарства и активный режим.

Опыт Института кардиологии имени профессора А. Л. Мясникова АМН СССР показал, что ишемиче­ская болезнь может постепенно от­ступить под влиянием такой, каза­лось бы, банальной физической на­грузки, как ходьба. Лекарства жизненно необходимы в момент приступа, но их действие временное — от нескольких минут до 3 — 4 часов. А регулярная, возраста­ющая по продолжительности ходьба способствует улучшению кровоснаб­жения мышцы сердца.

Видный американский кардиолог Поль Уайт, не раз приезжавший к нам в страну, говорил, что практиче­ски здоровый человек должен про­ходить в день около 10 — 15 кило­метров.

А сколько ходите вы? Ходите хотя бы часть пути на работу и с работы, спускайтесь вниз по лестни­це пешком, а не на лифте, гуляйте перед сном. Поль Уайт, 80-летний, убеленный сединами человек, худощавый и бы­стрый, у нас в институте не ожидал лифта, а легко поднимался по ле­стнице на третий этаж. Конечно, мы не можем рекомендовать всем пожи­лым и даже молодым в качестве тренировки подъем по лестнице. Но каждому хотим сказать: тренируй­тесь в соответствии со своими воз­можностями,  в этом — залог здо­ровья, залог работоспособности. Опасаюсь, что, прочитав мой со­вет о ходьбе, некоторые пациенты подумают, что я вообще противник лекарств. Это не так. Бывают ситу­ации, когда без лекарства человек не может ни жить, ни работать. Возьмем, к примеру, сердечную недостаточность.

 

По нашим данным, у половины больных причина резкого ухудшения состояния — неправиль­ное применение сердечных гликозидов. Между тем, как только наступа­ет сердечная недостаточность, че­ловека спасают наряду со строгим соблюдением  режима сердечные гликозиды. Но главное условие их надежности — регулярный прием под наблюдением  врача, и тогда не на­ступает декомпенсации сердечной деятельности. В отделении сердечно-сосуди­стой недостаточности, ставшем ны­не отделением  Всесоюзного карди­ологического научного центра, мы наблюдаем таких больных уже бо­лее десяти лет.

Регулярно принимая лекарства, многие из них не только удовлетворительно себя чувствуют, но и активно трудятся. Те же пациенты, которые без ведома  врача прекращают прием сердечных гликозидов, поступают к нам в тяжелом состоянии — с одыш­кой, отеками. Вторая причина декомпенса­ции —  переоценка собственных сил, физическая перегрузка. Поскольку, принимая лекарства, человек чув­ствует себя удовлетворительно,  забывает, что сердце его работает, по существу, на пределе. И если он мало отдыхает, поднимает тяжелые предметы или вдруг начинает бе­гать, как это пытаются  делать сей­час многие, наступает срыв.

 

Можно ли убежать от болезни.

В наше время все большую власть над людьми обретают моды. Моды на прически, на длину платьев и юбок, на ширину галстуков… С этим трудно спорить, да зачастую и не надо. Иное дело мода на «бег от инфаркта». Тренирует ли бег? Конечно, тре­нирует. Но только людей здоровых. При сердечно-сосудистых заболева­ниях очень важно, чтобы сердце тренировалось, но не перетрениро­вывалось. А границы тренированно­сти и перетренированное у таких больных чрезвычайно сближены. Бег для них слишком нагрузочен. И мы не раз были свидетелями, когда бег настолько ухудшал состояние боль­ных, что они вынуждены были на­долго слечь в постель. Вот почему я хочу еще раз напом­нить — тренируйтесь, но не перена­прягайтесь! Трудно выбрать золотую середину физической активности, ее не взвесишь в граммах, не вымеря­ешь абсолютно точно в шагах.

Но тот, кто изучил себя и здраво оцени­вает свои возможности, кто регуляр­но ходит на контрольные осмотры к врачу, сможет правильно дозиро­вать физическую нагрузку.

Мой учитель, профессор А. Л. Мясников, первопричиной многих сердечно-сосудистых заболеваний  считал стрессовые состояния, возни­кающие зачастую по нашей же соб­ственной вине. Лучшее противоядие против них, по его  мнению, — добро­желательность наряду с требова­тельностью, конечно. Ну, а если гнев все-таки вспых­нет, необходима разрядка, но не словесная, а  двигательная. Выйдите из комнаты, походите минут пять. Постарайтесь переключиться с мыс­ли, которая вас раздражает, на  дру­гую. Чем больше у человека интере­сов, чем шире его кругозор, тем доступнее такое переключение.

Приведу курьезный пример. Это случилось много лет назад, когда я был младшим научным сотрудником и одновременно председателем  ме­стного комитета института.  Я допу­стил поначалу оплошность — собрал заседание местного комитета  в ра­бочее время. Александр Леонидович Мясников, узнав об этом,  направил­ся  к нам с третьего на первый этаж. О том, что профессор очень недово­лен, мне сообщил его секретарь по телефону. В раскаянии я побежал к Александру Леонидовичу навстречу наверх. Надо сказать, что в институ­те у нас не одна лестница. И когда профессор спустился  вниз,  ему ска­зали, что я уже наверху. И он напра­вился наверх, а я, естественно, к нему навстречу  вниз… Мы бегали по разным лестницам. И когда, нако­нец, встретились, он лукаво улыб­нулся: — Ну все… инцидент исчерпан. На главную страницу

 

 

рассказать друзьям и получить подарок
Получайте новые статьи прямо себе на почту. Заполните форму. Нажмите кнопку "Получать статьи"
Ваш e-mail: *
Ваше имя: *

Share this post for your friends:
Friend me:

Написать комментарий